Уроки танцев

07.09.2016 13:43

Звезда сериала «Сладкая жизнь», актриса и балерина Анастасия Меськова с легкостью совмещает невероятное – первая солистка Большого театра, востребованная в кино актриса, очень скоро она во второй раз станет мамой.

 

 

Анастасия Меськова, так убедительно создавшая в сериале «Сладкая жизнь» образ своевольной и избалованной москвички Юли, оказалась милой и по-настоящему солнечной девушкой. Она открыта и доброжелательна, рассказывая о своей работе, коллегах и семье с теплотой и радостью. Впрочем,
на этом различия актрисы и ее героини не заканчиваются. Грациозная Юля в фильме только учится танцевать, а Настя танцует с четырех лет,
и это — ее жизнь.

Танцевать она начала в четыре года, а сниматься в кино — в семь лет. Фильм «Балерина», где Настя сыграла девочку, грезившую балетом, стал для нее автобиографическим. Параллельным звездным выходом, но уже на танцевальной сцене, стал ее номер «Кармен» в телевизионном конкурсе «Утренняя звезда».

«Многие до сих пор помнят меня по «Утренней звезде», — улыбается Настя, — Сейчас не могу смотреть этот номер без смеха и умиления. А тогда я не пропускала ни одной передачи, а потом взяла и позвонила на телевидение. Мне было всего шесть лет, но я ведь и в школу пошла очень рано — в пять лет вместо семи. Я сама сочинила себе номер на музыку из оперы «Кармен», мама сшила мне костюм, распоров какую-то свою красивую юбку. Это был очень важный опыт, он дал мне серьезный старт».

После был еще один фильм, «Маленькая принцесса», снятый режиссером Владимиром Грамматиковым по мотивам одноименного романа Фрэнсис Элизы Бернетт. За роль маленькой Сары Кру Анастасия Меськова получила премию «Золотой Овен-98» в номинации «Лучшая детская роль», а также награду «Большая золотая медаль» на XVII Международном кинофестивале для детей в Москве.

Однако кино оставалось параллельной дорогой к ее главному пути — танцам. По окончании Московской государственной академии хореографии Анастасия была принята в балетную труппу Большого театра, где станцевала Джульетту в «Ромео и Джульетта», Зину в «Светлом ручье», Мирту в «Жизели» и множество других главных партий.

На вопрос, кого в ней все-таки больше, актрисы или балерины, Настя отвечает, что две эти ипостаси для нее — части единого целого, а ее профессия — артист.

— Настя, расскажи, как ты попала в сериал «Сладкая жизнь»? И почему ты играешь там не танцовщицу?

— Меня пригласили на пробы не только как танцовщицу, но и как актрису, у которой уже есть опыт работы в кино. Изначально я пробовалась на Сашу, но в процессе стало ясно, что я совсем не Саша, и что моя героиня — Юля. Я вообще считаю, что у нас потрясающий кастинг, и все актеры — на своих местах, на своих ролях».

-—Что общего у тебя с твоей героиней? Трудно было вжиться в эту роль?

— Когда я только получила на руки сценарий, Юля вызвала у меня сильнейшую антипатию. Я не понимала, как можно так себя вести, так поступать? Еще во время съемок пилота я говорила, что Юля у нас слишком стервозная, и персонаж из-за этого получается не объемным. Спасибо нашему режиссеру Андрею Джунковскому и авторам сценария, которые позволяли нам работать над персонажами и как-то их развивать. В итоге Юля стала намного человечнее, у нее появились слабые места и более заметные мотивации в виде очень большой любви ее детства — Тиграна. Ну а поскольку я наделяла Юлю какими-то своими качествами, то в определенный момент стала понимать: то, что меня в ней раздражает, присуще и мне! Излишняя импульсивность, скоропалительность решений — особенно, когда видишь, к чему это приводит. Ведь цели у Юли на самом деле хорошие: выйти замуж, родить ребенка. Но она все это превращает в такую безумную гонку, что не замечает, что вредит в первую очередь себе.

— Наверное, многие зрители ожидали увидеть в титрах актрису с армянской фамилией, а обнаруживали Настю Меськову. Армянская тема для тебя — это только роль?

— Я видела дискуссии в интернете, обычно где-то в комментариях: «Армянка!» — «Да не армянка она!» Я рада, что вошла в образ вообще без какого-либо дополнительного грима. То ли это наши талантливые операторы, потому что на экране я действительно вижу такой гордый профиль, в жизни у меня такого вроде нет. Что касается моей национальности, то дед по отцу у меня родом с Украины, бабушка — кубанская казачка, а у мамы — сибирские корни. Но внешность у меня получилась, правда, своеобразная».

— В сериале у тебя много откровенных сцен, и ты смотришься в них очень органично. Сложно было все это сыграть? Как ты вообще оцениваешь этот опыт?

— Вообще, если бы мне несколько лет назад предложили этот проект, я бы, наверное, испугалась. Но в 2010 году, а это был год Франции в России, мне посчастливилось несколько месяцев проработать с французской балетной труппой под управлением балетмейстера Анжелена Прельжокажа. Мы делали современный спектакль на тему апокалипсиса. И это был грандиозный опыт, дико в свое время меня ломавший. Как только мы начали работать над этим проектом, мы, артисты, привыкшие к пачкам, длинным туникам, классическому балету, оказались в трусах, и это в лучшем случае! Нам раздавали какие-то куски пакетов и говорили: вот, сделайте импровизацию. Это была дикая ломка, ужасно стыдно, невозможно! Но постепенно, и это был такой сложный переход, я стала иначе относиться к своему обнаженному телу. Ведь как артист балета, как танцовщица, я познаю мир и, наоборот, посылаю в этот мир информацию именно своим телом. Почему я его стесняюсь? Этот опыт сильно раскрепостил меня как артиста.

Что касается сериала, то откровенные сцены не вызывали у меня противоречия: из песни слов не выкинешь. Невозможно было не показать, например, интимную жизнь Марка и Юли, ведь именно там становится очевидным начало краха их отношений. Мы показываем не секс ради секса, а человеческие отношения во всей их полноте. И тут я хочу сказать огромное спасибо нашему режиссеру — он подсказывал очень важные психологические упражнения, оставлял на съемочной площадке минимум людей — актеров и оператора. И, конечно, я благодарна своим партнерам по фильму Антону Денисенко и Эдуарду Мацаберидзе. Я знаю, как сложно это было и для них, ведь тут происходит тотальное обнажение и тела, и души. Я всегда чувствовала их партнерскую поддержку и очень трепетное и уважительное отношение.

— А какие отношения сложились у тебя с партнерами по сериалу вне экрана? По сюжету вы — компания близких приятелей, а в жизни?

— Это вообще была команда мечты! У нас сложились прекрасные отношения, мы подружились и наша дружба — это не просто встречи на светских вечеринках. Мы бываем друг у друга в гостях, проводим вместе время. Очень тесно дружу с нашим режиссером Андреем Джунковским, хотя во время съемок такого не было. Вот только после, спустя год, у нас завязалась дружба. Тем не менее, когда мы работали, это был очень крутой союз, мы буквально чувствовали друг друга в работе.

— Твоя героиня в «Сладкой жизни» проходит путь взросления и поисков любви. А в жизни ты уже встретила свою любовь?

— У меня большое сердце, в котором много любви, и скоро в моей жизни появится еще один человечек, которому тоже достанется море любви. А что касается любимого мужчины, то случилось так, что как раз в день премьеры первого сезона «Сладкой жизни» я получила на сцене очень сильную травму. С этого дня один из моих друзей стал как-то уж очень активно за мной ухаживать — заботиться, оберегать, опекать. И вот мы вместе уже почти два года, и очень счастливы. Мы обручены, планировали летом свадьбу, но судьба распорядилась немножко иначе, в сентябре мы ждем малыша».

— Ты станешь мамой во второй раз вопреки мифу о том, что балет и дети — понятие несовместимое. Не боишься выпасть из обоймы, ведь конкуренция в балетной среде очень высокая?

— Я вообще всей своей жизнью немножко развенчиваю миф о балеринах. В свое время я уже оставляла на один сезон балетную карьеру, но вернулась и добилась успеха именно после рождения ребенка. Дети — это же прекрасно! Мой десятилетний сын Василий — моя большая любовь. Я не устану повторять, какое это огромное счастье, что мне в 19 лет не пришло в голову испугаться, и я решила, что этому малышу обязательно быть. Мне кажется, если ко всему относиться искренне — к своей работе, к семье, то все будет хорошо, и для всего ты найдешь время и силы. Я вернусь и буду много работать, и хотя у меня уже есть некий статус и положение в театре, если придется — буду заново доказать свои позиции.

— Что в жизни делает тебя по-настоящему счастливой?

— Путешествия на автомобиле с моей семьей, с моими парнями. Мы ездили на Селигер этой зимой, а потом туда же — на майские праздники. Когда я снималась в «Сладкой жизни», мы на машине поехали в Ригу, где проходили съемки, попутешествовали немного по Европе. А прошлым летом ездили на музыкальный фестиваль, жили пять дней в палатке, с ребенком. Это было так круто, так здорово! На пять дней я забыла про телефон вообще. Мы собирали чернику, ели ее со сгущенкой, купались в реке, готовили сосиски на костре, это был какой-то невероятный кайф. Хотя я никогда не думала, что смогу жить в палатке и мыться в реке. Это очень здорово — иметь такую возможность — брать свою семью в охапку и ехать куда-то, навстречу приключениям.

Текст: Лейсан Камилева. Фото: ADA OCEAN