Александр Маленков

01.11.2019 08:18

Главный редактор журнала MAXIM, писатель, один из самых популярных журналистов России, автор книги «Сам по себе мальчик», «БеспринцЫпные чтения», «Красные огурцы», автор скандального проекта «Маленков-коктейль» на YouTube-канале MAXIM Russia.

– Вы приехали в Пензу презентовать новую книгу «Сам по себе мальчик». Какое место она занимает в ряду остальных ваших изданий?

– Это сборник, он почти не считается. Но вот есть у меня роман, предшественник книги «Сам по себе мальчик», с ним связаны гораздо более яркие чувства. Когда он вышел, я думал, что осчастливил своей книгой человечество, сделал на этой планете все, что мог, и теперь могу с новой миссией лететь на следующую. Это было ощущение, которое длилось вместе с улыбкой несколько часов, и были мысли, что дело всей жизни сделано и теперь я войду в историю. А дальше был путь вниз. То есть на второй день после выхода книги с утра я искал отзывы, а их не было. И вот приходишь на встречу с читателями в книжный магазин, а там только продавцы, и ты у них спрашиваешь: «А где все?», и они говорят: «Вы начинайте, подтянутся…». «Ну, хорошо, я сяду, довольны?»

Выход книги – это главное событие для автора. Очень сложно сделать что-то, чтобы это было событием мирового масштаба, очень много людей сейчас что-то делают, хотя я этому даже рад.

– А как вы вдохновляетесь, откуда берете образы и сюжеты для ваших книг?

– Чаще всего из жизни, но не всегда. Жизнь, конечно, преподносит сюрпризы, но она не имеет драматургической структуры. Поэтому ты берешь из реальности какую-то ситуацию и отсекаешь от нее лишнее, где-то дополняешь. Хотя иногда бывает так, что описываешь все, как есть. Например, в последней книге я написал рассказ от лица шестилетней девочки времен ВОВ, этой девочкой была моя мама, которая рассказала мне эту историю на диктофон.

– Вы много пишете в своих книгах о женщинах и отношениях полов. А как относитесь к эмансипации?

– Я считаю, что при соблюдении равности гендерных прав все же внешнее отличие в полах должно оставаться. Мне нравится, когда женщина женственна, а мужчина мужественен. Платье мне нравится на девушке больше, чем джинсы, хотя они тоже по-своему хороши, но когда вижу девушек в платьях, только тогда понимаю, как это здорово. Я и сам в последнее время начал костюмы носить, стал больше ценить то, что раньше считал предрассудками. Давно понятно, что все равны, но это же такая милая игра – гендерные различия.

– А что в женщине вас может очаровать?

– В женщине важна личность, такая маленькая симпатичная изюминка. Не в каждой женщине присутствует такая черта. Под личностью я подразумеваю набор собственных мнений, до которых человек дошел сам, своей головой, а еще это система ценностей, четкое понимание того, что хорошо, что плохо, что он любит, а что нет. Проще говоря, это отсутствие штампов и ощущение того, что человек живой и настоящий.

– Ваше творчество часто сравнивали с рассказами Зощенко?

– Всего один раз – сейчас! (улыбается) Хотя неоднократно намекали на Жванецкого. Я пишу юмористические и сатирические эссе, рассказы, статьи, так что мне говорили, что наши тексты похожи, и мне очень приятно. Но все же его произведения я считаю неким недостижимым эталоном. Михаил Жванецкий очень близок мне по духу: мне так же, как и ему, нравится читать свои миниатюры и монологи на сцене с листа, у него тоже техническое образование и отец – хирург. Словом, много общего.

– Ваш язык в книгах, в журнале и в Instagram довольно хлесткий. Не боитесь санкций?

– У нас все хорошо с самоцензурой, и даже если пошутить о Путине, ничего страшного не произойдет. У меня было даже интервью с Навальным, это нормально. Бояться не нужно, все проще, чем вы думаете.

– Вы и писатель, и журналист, и медийная личность. Какая же роль вам больше по нраву?

– Сейчас я хотел бы быть писателем. В журналистике я 20 лет, я узнавал ее в лучшие времена, когда люди еще не находились в перенасыщенной информационной среде. Сейчас приходится бороться за внимание читателя в новостной ленте, тогда как бумажные варианты журналов уходят на второй план.

– Какой будет ваша следующая книга?

– Опасный вопрос! Чаще всего мои книги – это сборники рассказов, которые вообще не должны были попасть в одну книгу, но не всегда. Я вот уже три года работаю над романом и недавно осознал, что надо все зачеркивать и заново переписывать. При создании текста большого объема особенно сложно бывает сконцентрироваться и переключиться с работы в журнале. В редакции приходится выполнять одновременно много дел, а дома нужно погрузиться полностью в одно.

– Вы объехали с туром «Литературный коктейль» множество городов страны и теперь вы у нас. Как вам Пенза?

– В Пензе мы с коллегой побывали в «Музее народного творчества», это было потрясающе, мы разглядывали деревянную резьбу и другие предметы экспозиции, некоторые выглядят довольно авангардно, мы до сих пор под впечатлением. Слышал еще, что набережную реконструируют, обязательно приеду посмотреть результат.