Александр Стоматов

27.12.2019 06:04

Александр Стоматов, ортопед-имплантолог, главный врач стоматологической клиники «Стоматов Family»: «Врачу необходимо иметь какое-то хобби, отвлекаться от работы. Конечно, я часто езжу на стоматологические выставки, конгрессы, семинары, но это профессиональное общение. Как говорится, у зайцев сто песен и все про морковку. Так и у нас, у врачей».

– Заранее извините за тавтологию, но не повлияла ли фамилия «Стоматов» на выбор профессии стоматолога?

– Когда я учился в мединституте, декан нашего факультета часто шутил, что я единственный студент в России, который выбрал специальность по фамилии. (улыбается) Но это чистой воды совпадение, конечно. Мы греки по национальности, поэтому наша фамилия имеет греческое происхождение, а со временем приобрела русское окончание.

 

– Основатель Всея Медицины Гиппократ тоже грек. Есть чувство особой гордости от принадлежности к этой нации?

– Знаете, греки столько дали миру, что гордость всегда присутствует. (смеется)

 

– Хорошо, но если не фамилия, то что же повлияло на выбор профессии?

– Осознанно это произошло в 10 классе, когда я уже понимал, что хочу стать стоматологом. Но и до этого я знал, что буду врачом, потому что у нас династия: бабушка – акушер-гинеколог, а дедушка – хирург.

 

– А сейчас ваша династия – это уже трое стоматологов с фамилией Стоматов. Когда вы с супругой и братом решили создать клинику?

– Мы изначально хотели именно общую клинику и открыли ее в 2012 году. Она была тогда небольшой, но мы расширялись, и в конечном итоге у нас стало не хватать места, чтобы разместить дополнительное оборудование. Так что в 2018 мы переехали в более просторное помещение на Богданова. Сейчас у нас достаточно площадей и, соответственно, больше специалистов.

 

– И наверняка есть какая-то «миссия», чтобы объединить такой коллектив?

– Конечно. Мы, например, хотим «превзойти ожидания, предоставляя исключительную стоматологическую помощь». В числе ценностей у нас – ответственность, профессиональный рост, командный подход, доброжелательное отношение к пациентам. А цели – быть лучшими в своей сфере, обеспечивать высокий уровень сервиса. Это, на первый взгляд, очевидные вещи. Но миссия, четкие цели и ценности – это необходимая часть корпоративной этики. Сотрудники должны понимать, куда мы движемся и ради чего работаем.

 

– А как у вас происходит взаимодействие внутри семьи на работе? Вы соперничаете, сотрудничаете?

– Для нас слово «соперничество» неуместно, потому что мы дополняем друг друга. С братом мы занимаемся разными направлениями: я – протезированием и эстетикой, он – больше имплантацией, челюстно-лицевой хирургией. А супруга – вообще терапевтическим лечением. Да, у нас бывают дискуссии, когда мы коллективно ищем варианты решения проблемы, у нас собирается консилиум, мы анализируем данные диагностики вместе, но это не спор, а рабочая необходимость. Мне с родственниками сотрудничать легче, потому что мы единомышленники. Но для совместного дела важнее не то, что мы родственники, а то, что мы в одной команде и у нас общие цели.

 

– Сейчас есть тенденция – рассказывать, что у кого в клинике есть уникального, чего нет больше нигде. О чем бы вы рассказали?

– Если речь об оборудовании – у нас есть все примерно то же, что у всех современных центров. Это и CAD/CAM-система, которая моделирует и изготавливает протезы или коронки, и трехмерная компьютерная томография, и все технологии цифровой стоматологии. То есть мы абсолютно самодостаточны и можем оказывать любые услуги в рамках клиники. Но это не уникально, это просто must have, что должно быть по умолчанию. Ведь когда вы идете в магазин, вам же не говорят, что ботинки Альберто Гуардиани лучше потому, что недавно он купил на заводе новый станок для производства обуви? (смеется)

 

– Иными словами, преимущества у вас есть, но они не связаны с «эксклюзивностью» оборудования?

– Я думаю, что у каждого есть что-то, чего нет у другого: это уникальный опыт. Каждый врач опирается на свои знания, умения, компетенции. С помощью одного и того же оборудования можно получать кардинально разные результаты, а его наличие не гарантирует качества лечения. Все зависит только от уровня профессионализма конкретного доктора.

 

– Как же тогда выбрать хорошего стоматолога?

– Нужно просто пообщаться с несколькими врачами и послушать, какие проблемы они видят и какие решения предлагают. Ведь по информации на сайте трудно понять, кто какой специалист. Знаете, существует в медицине такой принцип: есть болезнь, есть доктор, и есть пациент. И двое всегда побеждают одного. Если, например, пациент не будет выполнять назначения, следовать плану лечения, значит, он останется на стороне болезни, и доктор с ними двумя не справится. Поэтому очень важно искать не просто «хорошего врача», а такого, кому человек сможет доверять. Ведь от этого будет зависеть успех взаимодействия.

 

– Я знаю, что вы не только главный врач клиники, но еще и доцент кафедры стоматологии ПГУ. Что для вас работа в мединституте?

– Это передача опыта и научная работа, конечно. Она необходима мне, чтобы находиться в поле доказательной медицины. Сегодня появилось много новых веяний и направлений в лечении и диагностике, врачи в интернете обмениваются информацией мгновенно, выкладывают в сеть свои работы. Но если я вижу, что мой коллега добился какого-то результата, я должен не заочно верить в это достижение, а следовать принципам доказательной медицины, а значит, задавать вопросы: сколько раз была испытана данная методика, каков процент успешных операций, сколько их всего проведено? Потому что может оказаться, что данная методика эффективно сработала лишь однажды у одного пациента. Я сторонник того, чтобы мы оставались врачами и находились в поле доказательной медицины, опирались на научный, клинический опыт и на статистику в целом.

 

– Вы суровый преподаватель?

– Я преподаю уже на старших курсах, где студенты более осознанно подходят к обучению, а дисциплины максимально приближены к клинической практике, то есть они им интересны и необходимы. Но в целом, я считаю, обучение в медвузе должно быть жестким. Особенно на первых курсах, когда еще не все до конца понимают, зачем они туда пришли.

 

– Вы часто приводите на занятиях примеры из практики в своей клинике?

– Да. Хотя мы остаемся в рамках учебной программы, такие отступления нужно делать, чтобы объяснить студентам, как та или иная теоретическая часть работает в современных реалиях с учетом цифровых технологий. Я считаю, клинические специальности вообще должны вести только практикующие специалисты, иначе программа обучения не выйдет за рамки учебника.

 

– А можно ли сказать, что благодаря бурному развитию стоматологии как отрасли у вас появилось больше пространства для творчества?

– Стоматология всегда была отчасти творческой профессией. Но сегодня это особенно актуально, потому что огромную роль стала играть эстетическая медицина. Ведь раньше к стоматологу шли в лучшем случае удалить зуб или снять боль. А сегодня речь идет уже, например, о винирах: врач должен поймать цветопередачу, гармонию, эмоцию, которую рождает улыбка пациента. Возможности протезирования сегодня тоже изменились: пациент уже не зависит от почерка зубного техника. Цифровая стоматология предлагает пациенту разные варианты моделирования в виртуальном пространстве, а это тоже творчество. Вот процесс изготовления изделия – это уже рутина, следование протоколам и правилам.

 

– По вашим фотографиям в соцсетях видно, что стоматология не единственная ваша страсть. Вы увлекаетесь велоспортом?

– Да, мне нравится этот спорт. Нравится процесс тренировок, быть в форме и участвовать в соревнованиях. И это однозначно требует много времени.

 

– А как часто в качестве спортсмена путешествуете и куда?

– Как минимум дважды в год приезжаем на спортивные сборы в Испанию, на Кипр, в Турцию – то есть туда, где погода позволяет тренироваться. Потом открываем спортивный календарь соревнований. Мне кажется, любому врачу необходимо иметь какое-то хобби, чтобы иногда менять обстановку, отвлекаться от работы. Конечно, я часто езжу на стоматологические выставки, конгрессы, семинары, но это профессиональное общение. Как говорится, у зайцев сто песен и все про морковку. Так и у нас, у врачей. (смеется)

– То есть других стоматологов в вашей команде по велоспорту нет?

– Нет, и это хорошо. (смеется) Но должен сказать, что велоспорт достаточно дорогое хобби, а это означает общение с очень интересными самодостаточными людьми разных профессий из разных городов. У нас есть ребята из Москвы, Омска, Казахстана и других уголков мира. Все приезжают семьями, мы селимся в одном месте, дружим, общаемся. Это всегда дает мне заряд энергии надолго!