Константин Семин

21.11.2017 07:49

Руководитель Пензенского регионального объединения бизнес-инкубаторов рассказал, какие бьюти-предприниматели могут рассчитывать на льготную аренду, и объяснил, как выпускать дизайнерскую одежду или аксессуары, не имея своего производства.

- Константин Николаевич, сколько вы руководите направлением «бизнес-инкубирования»?

- 10 лет.

- То есть фактически стояли у его истоков.Чем запомнился период становления?

- Первый проект мы запустили на ул. Гагарина, 16. Тогда никто в Пензе не знал, что это такое. Помню, звонит нам бабушка и спрашивает: «Это бизнес-инкубатор? Цыплята у вас почем?». (Смеется). Было много непонимания, как все работает. Около года заняла бумажная работа – подготовка подзаконных актов и др. Объявляем первый конкурс: тишина. Объявляем второй – приходит две компании. Я стал разговаривать с людьми, спрашивать: «Почему не хотите попробовать?» Мне отвечают: «Вы нас обманете!» Все были уверены: просто так никто ничего давать не будет! Взамен попросят очень много, а что конкретно - непонятно. Так было первые два года, а сейчас у нас практически не бывает пустых помещений. Одни приходят, другие уходят. Кстати, у меня есть совет для тех, кто хочет к нам попасть, но не успевает отслеживать конкурсы. Приходите к нам в отдел аренды, напишите заявление, обозначьте свое желание. И перед объявлением торгов мы можем перезвонить, сказать, что появилась возможность участвовать.

- Константин Николаевич, часть наших читателей - владельцы бьюти-бизнеса. У многих возникает вопрос: почему в ряде городов в бизнес-инкубаторе можно открыть салон красоты, парикмахерскую и др., а у нас нельзя?

-  На самом деле у нас тоже можно, но не в Пензе, а в области. Там бизнес-инкубаторы создавались за счет региональных средств, и мы сами устанавливали «правила игры». А в городе их открывали с участием федерального бюджета. Оттуда деньги выделялись с определенными условиями: какие виды предпринимательства можно размещать, а какие нельзя.Все это прописано в приказе Минэкономразвития РФ.

- Перемен в этом направлении ждать не стоит?

- Если говорить о салонной сфере, я думаю, нет. Это и нецелесообразно – все наши помещения находятся в таких местах, где нет большой проходимости и жилого массива, то есть нет людей, которым предлагаются эти услуги. Но что касается разработки, пошива дизайнерской одежды, аксессуаров, производства предметов интерьера, мебели, - все это у нас уже есть, и для дальнейшего развития перспективы очень хорошие. В прошлом году мы купили новое швейное оборудование для арендаторов Кузнецка и Сердобска. Ребята уже создали

более 100 рабочих мест, и сегодня возник дефицит по кадрам, есть планы развиваться, привлекать еще персонал. Когда закончится срок инкубирования, производственная линия даст шанс вырасти какому-то другому молодому бизнесу. И это только часть того, что у нас есть из бьюти-сферы.

- Правда ли, что Пенза по числу действующих бизнес-инкубаторов входит в число лидеров по России?

- По количеству - да, мы в лидерах. По качеству - в первой пятерке. Единых критериев измерения эффективности в мире нет. Говорить, что фактор дешевой аренды ключевой для выживаемости бизнеса, мы не можем. Тут влияет масса нюансов: экономическая среда в регионе, уровень зарплат, развитие отрасли и др. Мы для себя дважды проводили глубокий анализ и привязали этот показатель к тому, сколько предприятий остается на рынке после трех лет - это 80% наших резидентов. Среди компаний, не прошедших инкубирование, эта цифра варьируется от 40 до 60%. Думаю, мы вышли на неплохие результаты.

- А есть среди фирм, которые у вас сейчас размещаются, форварды? Кузнецк, например, ассоциируется с одеждой...

- Это стереотипы. В Кузнецке  у нас размещено огромное производство межкомнатных дверей. На первом этаже стоит дорогой станок по производству клееного бруса для строительства деревянных сооружений, он единственный в России такого класса из представленных в бизнес-инкубаторах. По производству лидируют Кузнецк, Пенза, сильно подтянулся Сердобск, Нижний Ломов, отличные результаты у Каменки.

Здорово, что у нас предприниматели чувствительны к рынку, видят свободные ниши.

- А в связи с чем здание по ул. Гагарина станет IT-парком?

- Для IT-компаний в технопарке сегодня не хватает мест – это направление очень мощно развивается в Пензе. Цена аренды в 300 рублей за квадратный метр уже никого не пугает. С начала года мы уже знали , что бизнес-инкубатора здесь больше не будет , и здание превратится в филиал технопарка. Мне самому очень симпатичны айтишники – я заметил: когда их накапливается критическая масса в одном месте, они начинают придумывать и создавать уникальные проекты.

- Наш журнал тоже располагается в бизнес-инкубаторе – «Татлине». Часто приходится взаимодействовать с его администрацией, и она в хорошем смысле  удивляет. Подход не похож на тот, который ждут от «государевых людей». Если коротко, то мы работаем с командой хелперов. И видно, что дружелюбие и желание помочь - искренние. Вы изначально подбирали людей с такими качествами? Или это результат правильной постановки задач?

- И то, и другое. Я всех пытаюсь настроить на то, что работа с людьми – это главное. Кадры, которые стараюсь подбирать в районах, должны уметь общатьсяв первую очередь с местной властью. Много вопросов решается на уровне муниципалитетов, и тут важен диалог. Но и в Пензе, и в области важна коммуникация с резидентами. Я не понимаю и не принимаю моментов, когда человек приходит за помощью, а ему отказывают. Если напрямую решить вопрос не в нашей компетенции, направляем к тому, кто поможет. Наши арендаторы постоянно привносят что-то новое, и мы меняемся с ними. Живем и работаем бок о бок, поэтому общаемся, как с коллегами, я не вижу тут ничего удивительного. У нас снимал помещение предприниматель - он вырезал из пенопласта фигуры, декор. Я ремонтировал для него станок, потому что мне было интересно, я люблю механику, инновации. Через три года он уехал, сейчас у него в аренде 2 000 м2 площадей, больше 100 человек сотрудников. Но до сих пор, когда у него встает оборудование, он приезжает советоваться. Связи сохраняются.

Конечно, у нас тоже есть недостатки, их нет только у того, кто не работает. Иногда что-то перестраиваем с командой. Но в первую очередь, я спрашиваю с себя – так ли я поставил задачу, а потом уже с них.

- Наверное, при таком подходе ваш день заканчивается не в 18.00? Через какие личные увлечения восстанавливаетесь?

- Конечно, нет... Поэтому одно из своих хобби перенес на утро. В 7.00. я уже в спортзале – занимаюсь на тренажерах. Летом люблю уехать с ночевкой на выходные: посидеть с удочкой, развести костер, сварить уху. Раньше ездил с компанией, сейчас предпочитаю в одиночку или с женой. Другое сезонное увлечение – грибы. В прошлом году собрал 100 кг рыжиков – не смог остановиться. В этом решил себя ограничить, насобирал ровно на 30 баночек маринада. А внесезонное хобби для меня - кулинария. Сначала придумываю блюдо, формирую его вкус в голове, а потом уже создаю на кухне. Но больше всего, повторюсь, я люблю механику, инновации и быть полезным людям!