Валентина Неворотова

01.08.2019 14:34

Валентина Неворотова, начальник Пензенского Гидрометцентра, заслуженный метеоролог РФ, телеведущая.

В этом году мы отмечаем 185 лет гидрометеорологической службе России и 90 лет Пензенскому ЦГМС. Однако наблюдать за погодой люди начали многим раньше. В 18 веке первыми в России этим занялись стрельцы по поручению Петра I, а в Пензе – педагог Илья Ульянов, отец Владимира Ленина.

— Многие до сих пор считают, что метеоролог и синоптик – это синонимы, и что ваша служба занимается только погодой. Но на самом же деле это не так?

— Синоптик – лишь одна из специальностей метеорологии. Кроме этого есть разделы агрометеорологии, гидрологии, аэрологии, есть своя химическая лаборатория. Я всегда говорю, что Росгидромет – это «страна в стране». Мы ведем наблюдения не только по горизонтали на всей поверхности суши, но и по вертикали: от космоса до глубин океана. Наши радиозонды изучают состав атмосферы, изменения температуры воздуха, давления, влажности с высотой, направление и скорость ветра до 40 километров. Наши химики наблюдают за экологией и оценивают загрязнение воздуха и воды. Но мы не занимаемся землетрясениями, а также надзором и контролем. Наша задача – проводить наблюдения, собирать данные, анализировать, прогнозировать и информировать соответствующие службы и население.

— А чем занимается агрометеорология?

— Кстати, слово «агрос» в переводе с греческого означает «поле». Основная масса сельхозпродукции производится в естественных природных условиях. Это своеобразный «цех под открытым небом». Объемы его производства и качество продукции зависят от многих причин, но главные – это почва и климат. Зависимость урожая от условий погоды очень велика, что определяет колебания урожаев от года к году. Агрометеорология – это наука, изучающая гидрометеорологические и климатические условия в их взаимодействии с объектами и процессами сельхозпроизводства.

— А когда человек стал рассматривать погоду именно с научной точки зрения, как стратегически важное явление?

— Был в истории такой момент. Хотя наблюдения за погодой в нашей стране ведутся еще со времен Петра I (этим занимались стрельцы), но все же переломным событием и толчком к развитию метеослужбы стало сражение под Балаклавой во времена Крымской войны. 14 ноября 1854 года буря разбила в щепки флот наших противников: у берегов Крыма шторм затопил десятки британских и французских кораблей, погибли сотни человек. А позже выяснилось, что если бы данные сводок погоды были нанесены на карту, то ураган можно было бы предсказать. То есть метеослужба началась с Балаклавы! А появление телеграфа ускорило ее развитие.

— По человеческим меркам и 185 лет, сколько существует служба метеорологии, и даже 90, сколько исполнилось Пензенскому ЦГМС, – очень много. А по меркам погоды?

— Для погоды это капля в море. Даже 300 лет наблюдений, которые велись в Санкт-Петербурге, – это ничто по сравнению с возрастом Земли! Ученые за эти столетия научились рассчитывать, что произойдет с планетой при потеплении на 1, на 2 градуса и т.д., но когда это случится, точно сказать не может никто. Единственное, в чем я убедилась на основе собственного опыта: все, что случалось в погоде хотя бы раз, может повториться, и здесь нет ничего необычного, как преподносят некоторые СМИ. К этому надо быть готовыми, для чего необходимо изучать климат места, где живешь (в нашем случае – Пензенской области). Однако сегодня каждый раз, когда что-то происходит, это воспринимается людьми как чрезвычайное событие, которого «никто не ждал». Но это не есть аксиома.

— Что же случалось в истории пензенской погоды всего однажды и может повториться?

— Смерч! 21 августа 1986 году он прошел по Белинскому и Пензенскому районам, даже были жертвы. Смерч – это воздушный маломасштабный вихрь, который в виде вращающейся воронки опускается из облаков к земной поверхности. Скорость ветра в его хоботе огромна, ее невозможно измерить приборами, он всё разрушает на своём пути. С ним лучше не встречаться.

— Можно ли сказать, что отношение людей к вашей профессии за последние 2-3 десятилетия заметно поменялось?

— Да, действительно до перестройки люди халатно и даже равнодушно относились к нашим прогнозам. Мы, например, могли предупреждать о стихийных бедствиях, но никто заранее не готовился и не реагировал, потому что в советское время любой ущерб возмещался государством. Чтобы рассказать людям о погоде, об опасных явлениях, а главное, о тех, кто может прогнозировать и передавать информацию обо всех природных катаклизмах, в 1997 году мною была инициирована авторская телепрограмма «...И о погоде». Она сыграла немаловажную роль в популяризации метеорологических знаний. Сейчас отношение к гидрометслужбе изменилось, с нами сотрудничают многие отрасли экономики, нам доверяют. Интернет, конечно, пестрит прогнозами погоды, частенько даже неправильными и противоречивыми. Но все-таки наиболее точную информацию способен дать только Росгидромет. В частности, на территории Сурского края – Пензенский ЦГМС.

— Почему именно ваши прогнозы самые точные?

— Прогнозы, которые размещены в интернете, как правило, просто рассчитывает компьютер согласно фактическим данным наземной сети Росгидромета (кстати, наблюдательные пункты есть только у гидрометслужбы РФ). Например, чтобы составить прогноз для Пензы на 24 часа вперед, необходимы синоптические карты на большой территории: от Гренландии до севера Африки и от Атлантического океана на западе до Западной Сибири на востоке, но и этого недостаточно. Ведь погода не знает границ! Не все явления природы можно описать законами математики и физики. Прогноз погоды – это уравнение со многими неизвестными. Поэтому синоптик должен знать климат области, иметь опыт и обладать интуицией, а главное – постоянно учиться, тогда все получится!