Чувство легкости

12.10.2016 07:04

Начав сольную карьеру несколько лет назад, Сати Казанова, бывшая участница одного из самых успешных музыкальных коллективов страны, предъявила миру не только новые хиты, но и совершенно новое
для нее направление – этническую музыку.

 

Студентка Музыкальной Академии им. Гнесиных, приехавшая в 18 лет из Нальчика покорять Москву и в свободное от учебы время зарабатывающая на жизнь пением — такой она пришла на первую в стране «Фабрику звезд» в 2001 году, где ей улыбнулась удача. Черноглазая уроженка Кабардино-Балкарии оказалась не просто красивой девочкой со звонким голосом. Целеустремленная и работоспособная, она проявила бойцовский характер, дойдя до финала проекта и не растерявшись в атмосфере интриг, жесткой муштры и не менее жесткой конкуренции.

Заняв второе место и став одной из трех участниц группы «Фабрика», Сати Казанова получила вожделенную путевку в мир шоу-бизнеса и использовала свой шанс по максимуму.

Многочисленные гастроли, народные хиты и музыкальные премии — казалось бы, можно спокойно почивать на лаврах в составе обласканной славой группы, но через восемь лет она уходит из «Фабрики» в сольное плавание, рискнув добытыми собственным трудом достижениями и устоявшимся благополучием, чтобы заново испытать себя и свои силы.

— Сати, ты рассказывала в своих интервью, что приехав в столицу юной девушкой, была довольно жесткой, иначе бы не выжила в той среде. А потом «сняли панцирь». Когда это произошло?

— Столица встретила меня холодно, впрочем, как и всех. Было очень сложно и тяжело, порой хотелось все бросить и уехать домой. Но я прошла этот период и очень рада, что трудности не сломили мой дух, а наоборот, воспитали.

Мне пришлось совмещать учебу и работу, свободного времени, чтобы общаться с друзьями, не хватало. Окружающих я сторонилась, не доверяла, потому что многие меня подводили тогда и разочаровывали. Я была неким ежиком, который показывал всем свои иголки. Когда я попала в группу «Фабрика», девочки стали не только моими подругами, но и семьей, с ними я расслабилась. Могла им доверить девичьи секреты.

— Ты считаешь, что будучи мягкой и всепрощающей, невозможно добиться успеха в такой конкурентной среде, как музыкальная?

— Думаю, что возможно, мы сами выбираем, какими нам быть. Во многом это зависит от близкого окружения, коллег. Главное — быть талантливым и целеустремленным, не бояться трудиться не покладая рук.

— Ты была участницей самой первой «Фабрики звезд». Что подтолкнуло тебя поехать в Москву,
что или кто помог поверить в свои силы?

— Моя заветная мечта! Отец отпустил меня со словами
«За мечтой нужно идти!» Приехав в столицу, поступила в
ГИТИС, параллельно устроилась на работу, так как стипендии ни на что не хватало. Было очень тяжело, но слова отца вели меня к мечте и придавали сил.

— Ты вообще — решительный человек? Наверняка твой характер проявился еще до «Фабрики»?

— Я всегда была очень целеустремленной. Всегда знала, что стану артисткой, пела на всех праздниках в школе. Мало кто верил в мои амбиции, но я не сдавалась!

— Помнишь свою самую первую дорогую вещь, первый символ того, что к тебе как к певице пришел успех?

— Если честно, это была какая-то нелепая брендовая кофточка. Но это была первая в моей жизни брендовая вещь, о которой я раньше и мечтать не смела. Я носила ее очень долго и гордилась, что купила ее сама.

— Когда ты ушла из «Фабрики», успешного и поныне проекта, не боялась, что можешь оказаться за бортом шоу-бизнеса? У тебя было на тот момент четкое понимание, чего ты хочешь от творчества и от себя лично? Насколько эти ожидания реализовались?

— Конечно, это решение пришло ко мне не сразу! Но уйдя из «Фабрики», я, безусловно, сделала правильный выбор. Я всегда прислушиваюсь к своему сердцу. Как оно мне велело — так я и поступила. После ухода из группы я стала больше прислушиваться к своему внутреннему голосу и кардинально поменяла образ жизни.

— Сати, расскажи, как ты пришла к восточным духовным практикам? Это было желание узнать что-то новое или что-то изменить в себе?

— В моей жизни было много всего: депрессии, потери, неудачные романы. В итоге я осознала, что потери происходят от того, что я теряю саму себя. Поняла, что совсем себя не знаю. Я как будто все время ношу маску, кого-то изображаю, пытаюсь быть хорошей, удобной. Погрузившись во все эти мысли, я сидела в своей квартире и никого не хотела видеть. Я разочаровалась в славе, деньгах, поклонниках, романах, тусовочной жизни, я была потеряна. Наконец в один прекрасный день я поняла, что хочу все поменять в своей жизни или не жить совсем. И я начала молиться: «Господи, я не хочу так жить, либо забери меня, либо помоги мне». Господь меня услышал и дал мне возможность изменить жизнь. Духовные практики показали мне новый путь.

— Чем именно ты занимаешься? Как много времени посвящаешь йоге?

— Йогу я практикую больше 10 лет — разную. Делаю перерывы время от времени, и поверьте, я совсем не считаю себя великой в том смысле, что могу делать абсолютно все. Сейчас, копая глубже, вижу, что вся та попсовая йога, которая заполонила пространство на 90 процентов — мусор. Это все может даже нанести вред здоровью, поэтому тут нужно быть аккуратными. Я даже сама недавно чуть шею себе не свернула на йоге. Инструктор должен был следить и не позволять входить в асану без должной подготовки. Поэтому я стараюсь ходить только к тем инструкторам, которым доверяю. Сейчас моя практика — Атма Крия Йога. О ней вы вряд ли узнаете что-то подробно, так как это закрытая йога, и о ней узнают только после посвящения.

— У тебя уже тренерский уровень?

— Да, я преподаю Атма Крия Йогу, у меня уже появились свои ученики, последователи. Раз в месяц стараюсь проводить для них семинары.

— В этом году ты выступила специальным гостем на концерте одной из самых известных в мире исполнительниц мантр — Дэвы Премал. Как мантры в твоем репертуаре соотносятся с поп-направлением? Есть ли вероятность, что ты полностью переключишься на духовную музыку?

— Моя этническая программа появилась параллельно занятиям йогой.  Это симбиоз старинных песен и инструментальных композиций разных народов мира, это мантры и завораживающие песни-молитвы разных культур и традиций. Таинство древних санскритских текстов, сила ритуальных ритмов и мелодий, мистическая энергия первозданности, но в современном прочтении. Я выступаю с уникальными музыкантами из разных уголков мира, играющими на древних и современных инструментах: ханг, виолончель, табла, ситар, бансури, кахон и другие, плюс космические электронные звуки. Говорить о том, что я полностью переключусь на духовную музыку, еще рано. Сейчас я гармонично сочетаю оба направления.

— Ты живешь активной жизнью, ищешь новые творческие формы. А в вопросе личной жизни, по-твоему, нужно отпустить все на волю судьбы или предпринимать какие-то шаги, чтобы встретить своего человека?

— Я считаю, что все в руках судьбы. Каждому из нас предначертано встретить вторую половинку, но, к сожалению, не каждый из нас сможет правильно распорядиться этим подарком. Чтобы выстроить отношения, одной воли судьбы недостаточно. Многие вещи мы воспринимаем как должное, а отношения — это ежедневный труд.

— Сейчас рядом с тобой есть тот самый человек? В СМИ пишут о твоей скорой свадьбе.

— В СМИ часто пишут о моих романах, свадьбах… У людей столько фантазии! Может, потому что в данный момент у меня нет времени на отношения, и я одна, всем хочется что-то додумать. Если честно, я уже устала оправдываться: это друг, а это — коллега…

— Что ты больше всего ценишь в отношениях женщины и мужчины? Кто для тебя пример красивых, гармоничных, настоящих отношений?

— Для меня — мои родители. В отношениях между мужчиной и женщиной я больше всего ценю верность и взаимопонимание.

— Кем ты видишь себя через 15–20 лет? Допускаешь ли вероятность того, что кардинально сменишь сферу деятельности?

Конечно, допускаю! Если честно, через 15–20 лет пока вижу себя только в роли любящей мамы. Хотела бы проводить каждую минуту с моими детками и семьей.